Александрийская трагедия-9





И это распаляло властолюбивого епископа...

И это распаляло властолюбивого епископа.

Потому-то и вывела его из равновесия толпа у здания музея, где выступала Гипатия. Он почувствовал свое бессилие перед популярностью этой женщины.

Он было пытался найти с ней общий язык. Пытался вести с ней душеспасительные беседы, стараясь убедить в истинности христианской религии и в ложности всех других.

Тщетно! Кирилл вспомнил, что еще епископ Феофил говорил ему о том, что было бы неплохо обратить Гипатию в христианство.

Ее авторитет, популярность, ораторский дар можно было бы использовать для распространения веры христовой. Феофилу это не удалось.

Не удалось и Кириллу. Занимаясь науками, Гипатия старалась держаться подальше от политических конфликтов, от междоусобных распрей.

Она понимала, что только сдержанность и невозмутимость могут быть для нее защитой в смутные эти времена. Она продолжала читать лекции, заниматься математическими вычислениями, наблюдениями звездного неба, демонстративно не обращая внимания на все то, что происходило вокруг.





Это отрешение от мирской суеты было чисто внешним. Гипатия глубоко переживала, когда слышала о бесчинствах "святого воинства" епископа Кирилла.

Она не могла забыть разгрома Серапиума, не могла смириться с тем, как невежественные фанатики жгли костры, бросая в них. ценнейшие книги величайших мыслителей древности.

Но она знала и то, что за ее спиной плетутся интриги и достаточно было дать малейший повод, чтобы Кирилл воспользовался им для расправы над нею. Она была удивительно мудра и прозорлива.

Епископ Кирилл все чаще повторял ее имя. Имя язычницы, смущающей умы и не желающей покориться его воле.

Что проку в ее учености, если она не сообразуется с христианскими идеями. Нет, не такая ученость нужна христианству.

Гипатию следовало приструнить.

<<< Назад | Далее >>>