Александрийская трагедия-12





- Тогда слушай, ибо святая церковь вверяет в...

- Тогда слушай, ибо святая церковь вверяет в руки твои богоугодное дело...

Волны набегали на берег, бились о скалы и, бессильные сокрушить каменную твердыню, откатывались назад. Теплые брызги обдавали лицо Гипатии.

Она не уклонялась от них, а, напротив, тянулась к ласковому дыханию моря. Гипатия любила уходить в рассветные часы к морю, оставаться одна и предаваться размышлениям, слушая шум прибоя.

Вечерами, когда мгла опускалась на землю, Гипатия поднималась на плоскую крышу своего дома и наблюдала за звездами, стараясь постичь тайны их движения на небосводе. И до рассвета оставалась наедине со своими мыслями.

О чем думала эта удивительная женщина? Может быть, о стремительном беге жизни, о том, что человеку слишком мало отпущено природой, чтобы он мог до конца раскрыть себя?

Ей было уже сорок пять. Большая часть жизни осталась позади.

А ведь она еще постигла так мало. Гипатия не тратила бездумно время, всегда ценила его.





Пожалуй, не было в жизни ее и часа, о котором она могла бы сожалеть, что прожит он зря. Гипатия родилась в ученой семье.

Ее отец Теон был видным математиком и астрономом, он трудился в стенах Александрийского Мусейона. От отца она унаследовала пытливый ум, жажду познания и глубокий интерес ко всему, с чем приходилось сталкиваться в жизни.

Гипатия с юных лет пристрастилась к чтению, проявила интерес к математике, прежде всего к геометрии. Она поражала окружающих своими познаниями, самостоятельными суждениями, к которым прислушивались даже маститые ученые, приезжавшие в Александрию из разных стран.

И неудивительно, что молва о необычайных познаниях дочери Теона, о ее незаурядных способностях разнеслась во все концы империи. Так родилась слава о прекраснейшей и достойнейшей Гипатии.

У нее появились ученики.

<<< Назад | Далее >>>