Узник монастырской тюрьмы-1





В обстановке разгула религиозной нетерпимости находились смельчаки,...

В обстановке разгула религиозной нетерпимости находились смельчаки, бросавшие вызов застою и косности, стремившиеся разорвать цепи, в которые церковь пыталась заковать свободную мысль.

Среди них был францисканский монах Роджер Бэкон... Слухи о таинственной башне ползли самые разные.

Говорили всякое. Одни, оглядываясь по сторонам, нашептывали, будто в этой самой башне монах-чернокнижник по ночам занимается колдовством, вызывает дьявола и ведет с ним беседы.

Не зря же в башенном окошке до утра не гаснет свет. Другие передавали, тоже шепотом, что дело тут не в колдовстве.

Монах по ночам варит в своих ретортах золото, но, конечно же, с помощью сатаны. А кое-кто высказывал мысль, что золото тут ни при чем, что в монастырской башне он приготовляет колдовское зелье, чтобы потом спаивать доверчивых людей.

Слухи ползли по Оксфорду, передавались из уст в уста, и суеверные жители города стали с опаской поглядывать на францисканский монастырь, а башню обходить стороной, чтобы не навлечь на себя беды. То было время расцвета невежества и суеверий, которые насаждались церковью.

Вера в дьявола и в колдовство, нечистую силу и злых духов прочно укоренилась в сознании людей, стала неотъемлемой частью жизни. Слухи о таинственной башне дошли до генерала ордена францисканцев Бонавентуры.





Генерал повелел вызвать к нему монаха, возмутившего спокойствие горожан. Он знал этого монаха, которого именовали братом Роджером.

Знал давно, с той самой поры, когда этот самый монах испросил разрешения отправиться в Парижский университет, чтобы слушать лекции известных богословов. Брат Роджер имел недурную репутацию.

Он отличался незаурядными способностями, усердно занимался богословием, ни в чем предосудительном до той поры замечен не был.

<<< Назад | Далее >>>