Узник монастырской тюрьмы-12





Умный и проницательный богослов уловил смысл подобных...

Умный и проницательный богослов уловил смысл подобных суждений.

Речь тут шла не просто об освобождении науки, а о скептическом отношении к религиозной догматике. Если церковь ставила веру превыше всего, утверждая, что научное познание немыслимо без религии, то Бэкон ратовал за свободное развитие знания.

Это была явная крамола. Таких крамольных мыслей у него было немало.

Чего стоит, например, его отрицание исключительности христианской религии. Он пишет, что на земле много религий, но нет никаких оснований утверждать, что христианство истинно, а все другие религии ложны.

Он даже сравнивал христианство с иудейством... Генерал ордена был тверд и непреклонен в отношении тех, кто отступал от догматов веры, проповедовал еретические взгляды.

И хотя он отдавал должное рассудительности брата Роджера, его несомненно гибкому уму, терпеть такие вольности он не мог. Человек, распространяющий взгляды, не совпадающие с теми, которые признавала истинными святая церковь, должен был понести наказание.

Исключений тут быть не может. Суждения брата Роджера крайне опасны.





Нельзя было допустить, чтобы он делился ими со своими ближними. Крамолу надо решительно пресекать, пока она не пустила ростки.

Бонавентура вспомнил о тех слухах, которые некогда распространялись в Оксфорде в отношении Бэкона. Темные люди считали, что он способен вызывать дьявола и действовать по его наущению.

Что ж, мысли этсго монаха и впрямь можно считать дьявольскими. Не к го иной, как он, коварный соблазнитель, способен внушать подобное людям.

Пусть попробует брат Роджер отвергнуть обвинение в том, что он стал жертвой дьявольского наваждения. Руководство ордена францисканцев готовилось к расправе.

За Бэконом был установлен строгий надзор.

<<< Назад | Далее >>>