Последний путь Мигеля Сервета-15





Он держал в руках новенький, еще пахнувший...

Он держал в руках новенький, еще пахнувший типографской краской экземпляр и устало улыбался.

Никто не знал, сколького труда ему стоила эта книга. Он понимал, что она не принесет ему ни денег, ни почестей, вызовет нападки теологов.

Но не написать ее он не мог. Ну а если предстоял бой, он был готов к нему.

Женевский реформатор Жан Кальвин был вне себя от гнева. Обычно он редко проявлял свои чувства.

Сухой, педантичный,, всегда с суровым выражением лица, он, казалось, был отрешен от земных дел, постоянно думая о делах небесных. Но на сей раз он не мог сдержать себя.

- Гнусный еретик, - прошептал он. Но этот порыв так же быстро погас, как и вспыхнул.

На лицо Кальвина вновь легла ледяная маска, потухли огоньки, загоревшиеся в зрачках глаз. Когда предстоит принимать решение, нельзя давать волю чувствам.





Кальвин бросил взгляд на письменный стол, где лежала книга "Восстановление христианства", и отошел к окну. Заложив руки за спину, он задумчиво глядел вдаль, где серебрились под солнцем снежные купола Альп.

Он прочитал книгу, которую ему доставили из Вьен-на. Это-то и вызвало его гнев.

На титульном листе книги, где обычно стоит фамилия автора, были начертаны три буквы М. S. V. Кальвин знал, что они означают: Михаил Сервет Вилланов.

Он был знаком с ним. Кальвин и Сервет не однажды встречались, вели споры о вере, переписывались.

Несколько лет назад Сервет даже прислал Кальвину извлечение из этой книги, над которой он завершал работу. Уже тогда Кальвину стало ясно, что Мигель Сервет опасный еретик, но теперь, когда он прочитал книгу, возмущению его не было предела.

<<< Назад | Далее >>>