Преступление Жана Мелье-4





С Мелье покончено раз и навсегда, словно...

С Мелье покончено раз и навсегда, словно он никогда не жил на свете.

О происшествии в Этрепиньи, может быть, некоторое время еще посудачат словоохотливые крестьянки из близлежащих деревень, а затем оно забудется, и имя взбунтовавшегося священника канет в вечность. Лебег про себя отдал должное проницательности архиепископ ч, который продумал все до мелочей.

В конце концов, самое важное, чтобы дело Мелье не вышло за пределы епархии. Конечно, какие-то разговоры о нем будут, но это только разговоры.

Мало ли люди наговаривают на святую церковь! Разговоры опасности не представляют.

Куда опаснее факты. А фактов нет. Они уничтожены, и никакого чрезвычайного происшествия в реймсской епархии не было.

На следующий день генеральный викарий покинул Этрепиньи. Дело было сделано.

Карета катилась по проселочным дорогам, возвращаясь в Реймс, а сам викарий мирно дремал на мягком сиденье, не замечая тряски. Он улыбался во сне, словно ему привиделось что-то удивительно приятное.





После всех треволнений последних дней сон был крепким даже в карете, громыхавшей на ухабах. Если бы викарий Лебег знал, как он ошибся!

Имя Мелье не кануло в вечность. Кюре сумел перехитрить своих ловких противников.

Он предусмотрительно оставил еще один экземпляр своего сочинения, который ускользнул от внимания реймсского духовенства. И этот сохранившийся чудом экземпляр рукописи дал жизнь десяткам и сотням списков, тайно распространявшихся по всей Франции после трагической гибели Жана Мелье.

"Завещание" - под таким названием получило известность предсмертное писание священника из Этрепиньи.

<<< Назад | Далее >>>