Преступление Жана Мелье-26





А потом в Этрепиньи появился генеральный викарий из Реймса и строго-настрого запретил даже упоминать имя кюре.

Никто толком не знал, чем прогневал Мелье епархиальное начальство, да и не пытался узнать. Жители Этрепиньи, задавленные тяжким трудом и нуждой, не проявляли интереса ни к чему, что происходило за порогом их дома.

Вскоре в Этрепиньи прибыл новый кюре, жизнь вошла в свою колею и никто уже не вспоминал прежнего священника, могила которого заросла бурьяном. Но сердце Мелье продолжало биться.

Оно билось и в смелых речах мыслителей, осуждавших земных правителей, и в выступлениях французских крестьян, поднимавшихся на борьбу против угнетателей, и в страстных призывах вольнодумцев, тайно распространявших свои сочинения, направленные против мира насилия и зла. Мысли Жана Мелье восприняли многие замечательные философы, представители передовой общественной мысли.

Вольтер и Гольбах, Нежон и Марешаль в той или иной степени испытали на себе влияние идей Мелье. Многие воинствующие атеисты опирались на "Завещание", выступая против религиозного мировоззрения, разоблачая социальную роль церкви в эксплуататорском обществе, обличая клерикализм в различных его проявлениях.

Социально-политические взгляды автора "Завещания" легли в основу острой критики устоев буржуазного строя, которую вели передовые мыслители прошлого. И когда в конце XVIII столетия над Францией впервые зажглась звезда свободы, победила революция, с трибуны Национального конвента прозвучал призыв установить В храме Разума статую Жана Мелье, автора знаменитого "Завещания".

Декретом Национального конвента, принятым 27 брюмера, 2-го года республики, было решено установить статую Жана Мелье, "первого священника, который имел мужество отречься от религиозных заблуждений". Революция воздала должное великому сыну Франции.





Сердце Мелье продолжало биться...

<<< Назад