Костер на площади Сален-26





...

Католический священник поднес к его губам крест: "Проси прощения у всевышнего".

Но Ванини отвернулся, громко произнеся: "Нет ни бога, ни дьявола, так как, если бы был бог, я попросил бы его поразить молнией парламент, как совершенно несправедливый и неправедный; если бы был дьявол, я попросил бы его также, чтобы он поглотил этот парламент, отправив его в подземное царство; но так как нет ни одного, ни другого, я ничего этого не делаю". Даже в те самые минуты, когда Ванини предстояло расстаться с жизнью, он продолжал упорствовать.

Это привело в неистовство его неправедных судей. Кончать, скорее кончать с этим еретиком!

Пусть кипит он в горящей смоле в аду, а здесь, на земле, сгорит в пламени костра. Президент парламента подал знак.

Палач приступил к своим обязанностям. Он вырвал у еретика язык, чтобы тот более никогда не произносил крамольных речей.

Словно забыв о приговоре суда, где говорилось, что преступник должен быть умерщвлен, а затем сожжен, палач поднес факел к сложенным поленьям. Костер вспыхнул, языки пламени поглотили гордую фигуру мученика науки, так и не склонившего головы перед своими судьями.

"Он умер с таким твердым убеждением, спокойствием и твердой волей, как никакой другой человек, которого когда-либо видели", - писала одна из французских газет того времени. Ему было тридцать три года...





<<< Назад