Великий паломник-5





Лувенское духовенство потребовало строжайшего наказания за такое...

Лувенское духовенство потребовало строжайшего наказания за такое кощунство.

А вступать в конфликт с церковью значило заведомо проиграть. Церковь же намеревалась всерьез заняться "делом" Везалия.

Раздавались голоса, требовавшие предать суду того, кто посмел производить какие-то опыты над человеческим телом. Как-никак тело являлось вместилищем человеческой души.

И даже после того, как она покинула его, никому не было дано права резать тело. Вначале Везалий пробовал что-то объяснять, доказывать, но затем понял, что споры тут бесполезны, и счел за благо покинуть Лувен.

Получив эту весть, Якоб Сильвий покачал головой и вздохнул:- Я говорил ему, надо быть благоразумным. Он не внял моим советам.

И, немного помолчав, добавил:- Ему будет очень трудно в жизни. Очень трудно.

Лувен остался позади: городская стена, над которой возвышались остроконечные башенки с флюгерами, уходила все дальше и дальше, пока не растаяла в туманной дымке. Пылилась дорога.





Впереди был долгий путь. В Италию.

В Падую. Везалий не сразу принял решение, долго думал о том, какой город избрать, куда направиться, для того чтобы иметь возможность продолжать работу.

Голова его была полна замыслов, руки жаждали работы. Он перебирал возможные варианты и в конце концов принял решение ехать в Падую, откуда несколько лет назад получил официальное приглашение.

В этом итальянском городе был достаточно известный университет, преподавать в котором было лестно для любого ученого.

<<< Назад | Далее >>>