Великий паломник-18





При Филиппе суровые запреты церкви анатомировать трупы...

При Филиппе суровые запреты церкви анатомировать трупы вновь коснулись Везалия.

Ему было предписано заниматься только своими непосредственными обязанностями. Монарху нужен был лекарь, а не ученый, которого интересовало строение организма.

Пусть этим занимаются в университетах. А лекарю надлежит исцелять придворных особ.

За это ему платят жалованье. Обстановка для Везалия была тяжелой.

Он чувствовал, что недоброжелатели следят за ним, чтобы при первой возможности сообщить императору о нарушении его запретов. Везалий с горечью писал об этом времени: "Я не мог прикоснуться рукой даже к сухому черепу, и тем менее я имел возможности производить вскрытия".

Однако как ни старался Везалий не давать повода церковникам для каких бы то ни было обвинений, это оказалось не в его силах. Церковь давно искала предлог для того, чтобы свести с ним счеты.

У инквизиторов была хорошая память, они не забыли прошлого. Но если при Карле V церковники не решались начать преследование Везалия, то при Филиппе почувствовали, что долгожданный момент наступил.





На Везалия вновь полились потоки клеветы. В довершение всего ему было предъявлено ложное обвинение в том, что он анатомировал живого человека.

Везалий пытался доказать свою невиновность, но все было тщетно. Он должен был повиноваться.

Приговор церкви был категоричен: придворный медик Андрей Везалий должен был во искупление грехов отправиться на поклонение в "святые места" ко гробу господню... В конце концов, все могло кончиться хуже, успокаивали его друзья.

Для инквизиции этот приговор был достаточно мягким.

<<< Назад | Далее >>>