Первые трудности





 Первые трудности

Итак, Дираку предстоит соединить эти две великие теории XX века в одну. Новый "сплав" должен существенно повысить "прочность" квантовой теории по отношению к натиску новых фактов о жизни мира сверхмалых вещей.

Уравнение Шредингера - эта универсальная "отмычка" квантовой механики, с помощью которой удалось вскрыть сейфы природы с хитроумнейшими запорами,- все же пасует перед рядом фактов. Требуется как-то его усовершенствовать.

Быстро выясняется, что "сплавить" это уравнение с теорией относительности - совсем нелегкое дело. Прежде всего Дираку кажется, что видоизмененное уравнение дает релятивистски неинвариантные решения. (Будущее показало, что он был не вполне прав. Но кто знает- не будь этой "счастливой" ошибки, Дирак мог бы пройти мимо своего замечательного открытия!) Поясним, что означают два "страшных" слова - релятивистски неинвариантные. Они в самом деле страшные - эти два слова. В них заключен суровый приговор физическим теориям. Теорию с таким ярлыком можно сдавать в архив: проку от нее не будет! Дело заключается в следующем. Замечали ли вы когда-нибудь какую-либо разницу, скажем, в игре в мяч-на земле, на пароходе и, попробуйте себе представить, в самолете? Не замечали? Правильно, ее и нет. Но при одном условии: если пароход или самолет движутся равномерно, с постоянной скоростью.

Далее >>>