Александрийская трагедия-14





Вот, например, епископ Кирилл, всегда учтивый с...

Вот, например, епископ Кирилл, всегда учтивый с нею, но разве трудно заметить в его глазах зловещие огоньки?

Кирилл не мог простить ей то, что она отказалась принять христианство. Но разве можно принять сердцем идеи, которые не приемлет разум?

Пойти на сделку с совестью, признать веру, которую считаешь ложной? Этого она не могла.

Гипатия видела, как христианство, набирая силу, претендует на то, чтобы безраздельно господствовать над умами людей. Церковь, пользовавшаяся покровительством светских властей, следила за тем, чтобы научный поиск не противоречил христианским догмам.

Епископы могли потребовать отречения от взглядов,, которые, по их мнению, не совпадали с "истинами христовыми". Как же могла Гипатия принять эту веру, стремившуюся наложить оковы на разум?

В ее сознании были живы. картины разгрома Серапиума, когда толпа фанатиков безжалостно крушила искуснейшие творения человеческих рук, сжигала на кострах редчайшие книги, лишая жизни тех, кто пытался воспрепятствовать этой дикой оргии.

Она знала, что возглавлял толпу фанатиков епископ Феофил. Гипатия знала, что, отказываясь принять христианство, она навлекает на себя множество бед.





Ее пока терпели, ибо слишком велики были ее популярность в народе и научный авторитет. Но при первой же возможности Кирилл выместит на ней свою злобу.

Она старалась оставаться спокойной, когда неизвестные люди ночью разбивали астрономические приборы на крыше ее дома, пытались поджечь ее библиотеку. Она знала, кто стоит за этими гнусными выпадами.

Ей говорили, что по городу распространяются слухи, будто она мешает примирению префекта с епископом Кириллом. Она не обращала на это внимания.

От всех дрязг, сплетен, мелких уколов Гипатия старалась забыться в научных занятиях. А уколы становились все более частыми.

<<< Назад | Далее >>>