Последнее слово Уриэля Дакосты-20





Он покинул синагогу, заявив, что не может...

Он покинул синагогу, заявив, что не может выполнить унизительных требований Великого Совета.

И опять начались оскорбления и преследования. Опять летели камни в окна его дома.

На улице за его спиной раздавалась брань. Случалось, что прохожие плевали ему в лицо.

Его травили повсюду, чтобы он почувствовал, что богохульнику и отступнику от веры не может быть места в этом мире. Одиночество Дакосты усугублялось тем, что он впал в крайнюю бедность.

Некогда удачливый коммерсант потерпел поражение и в коммерческих делах. С ним отказывались заключать сделки.

Пришел в запустение еще совсем недавно богатый дом Уриэля Дакосты. Может ли быть более немилостивой судьба?

За что она была так несправедлива к нему? За ту правду, которую он высказал и которая вызвала к нему ненависть служителей иудаизма?





Да есть ли справедливость на земле и есть ли справедливый бог, который создал такой несправедливый мир? Неравная борьба, которую он вел с еврейской общиной, подтачивала его силы.

Брали свое годы: всего лишь несколько лет оставалось ему до шестидесятилетия, одолевали болезни. А раввины продолжали передавать ему через своих доверенных людей: покайся в грехах своих, откажись от еретических писаний и суждений.

Они видели, как ослабевает его способность к сопротивлению, ждали, что он не выдержит психологического давления. И он вновь пришел в синагогу... Стояла, как и тогда, весна.

Так же расцветали в амстердамских садах яркие тюльпаны. Солнце озаряло улицы одетого в серый камень города.

Зеленела в его лучах вода в многочисленных каналах, испещривших город. А в синагоге царил полумрак.

<<< Назад | Далее >>>