Гражданин Города Солнца-15





Вопреки строжайшим запретам, она приносила ему в...

Вопреки строжайшим запретам, она приносила ему в камеру бумагу и чернила.

Она начисто переписывала листки его рукописи, с трудом разбирая написанное. Приходилось идти на всевозможные ухищрения, чтобы передавать Дианоре испещренные каракулями листы.

Кампанелла тревожился за нее, испытывая к ней чувство любви и глубокой благодарности. Он писал ей нежные стихи, той, чья душевная теплота согревала его сердце.

Старик отец в самые трудные для Томмазо дни был с ним. Он видел, каких усилий стоило сыну сжать в пальцах перо.

Из груди Томмазо вырвался слабый стон. Отец подался к нему, но сын еле заметным жестом остановил его.

Он попросил подвязать ему руку, чтобы не тратить силы, удерживая ее на листе бумаги. Отец приспособил небольшую дощечку, на которую укладывалась бумага.

Кампанелла с трудом выводил буквы. Каждое движение доставляло невыносимые физические мучения.





Он скрипел зубами от боли, но писал. Выводил букву за буквой, строку за строкой.

Кампанелла торопился. Он боялся, что не хватит сил.

дописать, что может впасть в беспамятство, а тогда все потеряно. Поэтому он не щадил себя, работая над книгой.

Он отрывался от листа бумаги только тогда, когда в коридоре раздавались шаги тюремщика, и брат, все время дежуривший у двери, подавал условный знак. И вот наступил день, когда была написана последняя страница.

Кампанелла поставил точку, отбросил перо и, обессиленный, упал на топчан. Сил больше не было.

Он отдал все без остатка. Однако случилось невероятное.

Кампанелла стал поправляться. Он почувствовал себя лучше.

<<< Назад | Далее >>>