Последнее слово Уриэля Дакосты-10





Первое открытие, которое поразило его, было то, что...

Первое открытие, которое поразило его, было то, что укоренившиеся в практике иудейской общины правила и обычаи не соответствовали тому, о чем утверждалось в "священной" книге иудаизма - Торе.

Тора, как учили раввины, содержит в себе все заповеди, которые бог дал еврейскому народу через величайшего пророка Моисея. Но обычаи, существовавшие в общинах, основывались на указаниях другой "священной" книги - Талмуда, истолковывающего "Моисеев закон".

И вот оказалось, что в Талмуде божественные установления искажаются, подчищаются, подновляются. Это было действительно неожиданностью для него и не поддавалось никакой логике.

Как же так? Значит, действуя по букве Талмуда, раввины отступают от законов божьих?

Но тогда Талмуд, который раввины объявляют божественной книгой, вовсе не является таковой. Он - творение людей, причем людей, отступивших от божьих установлений.

Снова мучительные сомнения, колебания, снова размышления о вере, которые когда-то привели Уриэля Да-косту к разрыву с христианством. Он попробовал очень осторожно поделиться своими мыслями с некоторыми раввинами, с которыми, как полагал, можно выяснить неясные вопросы.

Он поставил вопросы в такой форме, что раввины, к которым обратился, внимательно и терпеливо выслушали его, а затем столь же терпеливо постарались внушить ему впредь не стремиться понять то, что непонятно, а верить, как повелевает долг иудея, ибо подобное стремление ни к чему хорошему не приведет. Дакоста должен знать, как любая церковь относится к вольнодумцам.





Вольнодумец! Он в ту пору не был им.

Он не помышлял о разрыве с иудейской религией.

<<< Назад | Далее >>>