Великий паломник-2





Некоторое время спустя он напишет в предисловии...

Некоторое время спустя он напишет в предисловии к своему трактату: "Мои занятия никогда бы не привели к успеху, если бы во время своей медицинской работы в Париже я не приложил к этому делу собственных рук, а удовлетворился бы поверхностным наблюдением мимоходом показанных некоторыми цирюльниками мне и моим сотоварищам нескольких внутренностей на одном-двух публичных вскрытиях".

То, что Везалий берет у служителей нож, чтобы самому провести секцию, - это еще полбеды, хотя проведение секции будущими докторами и противоречит установленным правилам. Гораздо хуже другое.

Везалий задает на лекциях вопросы, которые свидетельствуют о его сомнениях в правоте учения Галена. Гален - непререкаемый авторитет, его учение следует принимать без всяких оговорок, а Везалий доверяет больше своим глазам, чем трудам Галена.

Чего, например, стоит его вопрос о слепой кишке, которую Гален считал самостоятельным органом, напоминающим большой мешок и служащим как бы вторым желудком. "Но ведь мы ясно видим, что это не так", - заявляет Везалий, держа в руках отсеченную слепую кишку.

Сильвий опять недовольно морщится. Самоуверенный молодой человек набрался наглости подвергать сомнению самого Галена!

- Вы что же, не верите Галену? - спрашивает он студента.

- Я верю своим глазам, господин профессор. Думаю, и вы верите им.





- Гм... Так какой же вывод вы хотите сделать?

- Вывода пока нет, господин профессор, есть факт. Как к нему относиться?

- Как относиться? - переспрашивает Сильвий.

- Относиться спокойно. Не можете же вы утверждать, что великий Гален ошибался.

Нет, он не мог ошибаться.

<<< Назад | Далее >>>